am. (antimeridiem) wrote,
am.
antimeridiem

Остановиться и подобрать

Очередные день и ночь в поезде. С удивлением посчитал, что количество ночей, проведенных в отеле меньше, чем количество ночей в поезде. Пять против шести… Вот ведь! Даже когда едешь в таких комфортных условиях, кажется что это чересчур. Возможно, больше таких экспериментов повторять не захочется.

Ночью кондиционер работал на полную мощность и отрегулировать его было никак не возможно, т.к. регулятор был совершенно условный – крути не крути, сигналов он никаких не посылал. Надели все кофты, какие были, залезли под одеяла – вот так хорошо! Как на осенней веранде. Опять чуть не проспали Брест. Еще штору на окне опустили, так что день был неотличим от ранних сумерек. Все никак не мог понять, почему не хочется спать. А потом догадался взглянуть на часы – ба!

На этот раз в Бресте решили в вагоне не сидеть – выбрались на привокзальную площадь. Раскаленный воздух, пыль, бабульки с корзинками увядающей клубники. Идти некуда. Ни лавочки, ни скверика. Такое впечатление, что это не Белоруссия, которая по идее должна быть вся в лесах, а может быть даже и в болотах, а какая-то Туркмения. Спрятались в здании вокзала. Там было не намного лучше, но хоть прохладнее. Уселись на скамейку под табло, пошел купить газету. Тетенька продавщица сказала, что мне нужно обменять деньги. Рядом был обменный пункт, но он оказался закрыт на обед. Давненько я не видел таких объявлений! Вернулся к киоску. Продавщица долго высчитывала на калькуляторе и сказала, что тысяча местных денег (столько стоит АиФ) примерно равна тринадцати рублям. Почитали газету. Надо как-то запомнить, а то каждый раз совершаю эту ошибку – в нашу информационную среду нужно погружаться постепенно. Когда долго этого всего не касаешься, то с непривычки выглядит особенно уродливым. Из каждого предложения так и выпирает неукротимое желание что-нибудь продать или любой ценой ухватить твое внимание. Все с той же целью – что-нибудь продать. Такое впечатление, что встретил сетевого распространителя с сумкой каких-то «необходимых и недорогих вещей», который прошел особо утонченный курс активных продаж и превратился в эти несколько газетных листов.

Ближе к вечеру лежал на своей третьей полке под потолком и читал Бродского. Хорошо, что он все-таки не просидел всю жизнь на одном месте, а был вынужден путешествовать. Обычно впечатления текут одно за другим, как поток, что-то запоминается, многое забывается, и в лучшем случае остается так называемое «общее впечатление» и груда фотографий. Стихи же напоминают такие кристаллы, где впечатления и воспоминания нашли свое четко определенное место и соединены с множеством других необходимыми связями – смыслами и ассоциациями. И эти кристаллы-путешествия (в Венецию, в Рим, в Лондон) настолько реальнее всего, что можно пережить, побывав в этих городах туристом, что, в самом деле, задумаешься о целесообразности таких путешествий. Многое, многое уже сделано за нас и остается только остановиться и подобрать.
Tags: praha
Subscribe

  • two

    Dietz Edzard Two Friends (c. 1930) Oil on canvas, 55.3 x 45.7 cm. National Museum of Wales, Cardiff (Margaret Davies Bequest)

  • umbrella

    Alex Katz Blue Umbrella I, 1972 Courtesy of Phillips

  • Escher

    M. C. Escher Castrovalva in the Abruzzi (February 1930) Lithograph, 53 x 42.1 cm.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments