am. (antimeridiem) wrote,
am.
antimeridiem

Джава пришел на очередную перевязку. Рана заживала медленно и кровоточила – на свежем бинте проступали сначала алые точки, потом они расплывались и начинали напоминать то ли замысловатые буквы, то ли иероглифы. Джава фотографировал их, и подклеивал строку за строкой, так что теперь у него имелось что-то вроде стихотворения на незнакомом языке. Но он всё равно всматривался в эти знаки, точно надеялся понять. Иногда он думал: «Зачем я это сделал? Что хотел ей доказать?» Ведь всё было уже сто раз доказано. Она будто специально приводила его в такие закоулки, и так рискованно себя вела, что ему почти каждый раз приходилось драться. Как же быстро заживали те раны! И как она любила его шрамы, водила по ним пальцем, прижималась щекой. Но этого шрама она никогда не увидит. Да и заживет ли когда-нибудь? Джаве казалось, что это её прощальная записка, она всё-таки пытается что-то объяснить, ищет слова. И не находит.


Мне так хотелось быть добрее,
но вновь облом.
Пусть злоба катышком допреет
и за углом
души нелепой в подворотне,
под языком
проявится на обороте.
Я пояском
не талию, а твою шею
перетяну,
или заставлю стать мишенью...
Бредятину
не перечту, чего же боле?
Увы и ах.
И вслед за злом на поле боли
выходит страх.
Tags: aphorismos
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • томсад #39

    За окном белый свет. Он льется сплошным потоком, во всю ширину окна, падает на коричневый блестящий пол, разливается, поднимает искры пылинок. На…

  • feed your head

  • томсад #38

    Антонина Васильевна вновь ударила по клавишам, и мы друг за дружкой двинулись приставным шагом. На ногах чешки, мне слегка велики, и носы торчат…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments