am. (antimeridiem) wrote,
am.
antimeridiem

Диана легла на живот и расправила крылья во всю ширину спортивного зала. Только один раз в день ей предоставлялась такая возможность – иметь крылья и не думать о них. Ветер, дувший из кондиционера, приятно шевелил легкие перышки вблизи подмышек. Сегодня выдался особенно трудный день. Люди пригласили её на собеседование. Намечался очередной проект по преобразованию мира, и ей предложили участвовать. Диане пришлось сидеть в глубоком кожаном кресле, спину держать прямо, а крылья свернуть в трубочку. А вы знаете, что это значит – свернуть крылья в трубочку? Но Диана давно научилась терпеть боль. Председатель комиссии говорил грамотно и со вкусом. От этого создавалось впечатление, что он тщательно пережевывает что-то сочное и немного вязкое. Наконец он сказал: «Мы готовы разрешить вам обдумать», – и это уже было похоже на легкую отрыжку.

Ты ангел, и не твой ли блеск
мне то и дело затмевает солнце?
Накапливается как девяностый стронций
не находящий выхода протест.
Твои ли крылья точно облака,
бесформенные поутру, пока
не стали сталью нержавеющей тугою,
и взглядов убегающих река,
да просто эта нежная щека,
и нимб встающий надо лбом дугою?
На фронте вместе мы который год,
в землянке жмемся, ломаные перья
постелью служат, дел невпроворот
неаппетитных. Раньше бы поверь я...
ну а теперь не время слезы лить –
немало зла еще должны спалить.
Tags: aphorismos
Subscribe

  • two

    Dietz Edzard Two Friends (c. 1930) Oil on canvas, 55.3 x 45.7 cm. National Museum of Wales, Cardiff (Margaret Davies Bequest)

  • umbrella

    Alex Katz Blue Umbrella I, 1972 Courtesy of Phillips

  • Escher

    M. C. Escher Castrovalva in the Abruzzi (February 1930) Lithograph, 53 x 42.1 cm.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment