am. (antimeridiem) wrote,
am.
antimeridiem

Маха начала с малого, она подмела пол. Это всегда было непросто, если подходить к делу с душой. Стулья, шкафы, диваны, коробки, все эти потайные уголки... Пыль легче легкого, а сколько всего нужно передвинуть! Девушки в её ситуации обычно идут в парикмахерскую и стригутся покороче, начинают новую жизнь. Волос было жалко, а вещей, как оказалось, нет. Совсем не жалко. Каждый день после работы, а иногда и с утра, когда не спалось, она потихоньку отправляла их на помойку, развешивала на ветках деревьев, ставила у лавочек, помогала выносить, если кто приходил по объявлению. Осталось: подруга-чашка, пружинный матрац, ну и так, по мелочи. Пол стал такой чистоты, что на него смело можно класть бутерброд. Квартиру Маха теперь никогда не запирала. Приятно вернуться к себе, просто распахнув легкую дверь.


Дверь нараспашку, штор как не бывало,
пол детским мылом вымыт, протерт,
раньше добра тут было навалом,
за ним в тени притаился черт.

Теперь другое, теперь иначе,
предметы строем наперечет.
Осталось зло. И кто-то плачет.
Кажется, это плачет черт.
Tags: aphorismos
Subscribe

  • из переписки

    Даже не знаю, что гаже – «настоящий мужик» или «настоящая баба».

  • Листая назад

    «Но мы-то все знаем, что женщины не могут не любить чиновников, когда те вдруг обратят на них внимание; более того, они уже любят чиновников…

  • Eisenstein in Guanajuato

    «Эйзенштейн в Гуанахуато», Питер Гринуэй, 2015. После «Записок у изголовья» фильмы у Гринуэя мне казались какими-то…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments