am. (antimeridiem) wrote,
am.
antimeridiem

Ирвин не признавал любовных треугольников, поэтому никогда не заводил больше одной подружки одновременно. Ему казалось, что это значительно упрощает жизнь и делает отношения честнее и чище. Но вот как-то раз не он бросил очередную подружку, а она его. И удивительная вещь, на самом-то деле их оказалось две! Первая как-то подошла к нему в баре и бросила что-то остроумное про его галстук-визитку. Она же, по прошествии семи с половиной месяцев их бурного романа, опустила ключ в аквариум и тихо прикрыла за собой дверь. Но вторая так и осталась рядом с Ирвином. Она выедала его изнутри, не давала спать, заставляла зачем-то звонить той, первой, просить вернуться, стать такой как она. Первая перестала отвечать на звонки. Тогда вторая заставила Ирвина писать письма, или это уже она сама их писала? Говорила, что ужасно любит Ирвина, готова для него на всё, что это мужчина её мечты. Но что она может? Что она может? Запертая в глубине, бьющая призрачными кулачками по воображаемой стене? Ирвин смотрел на нее и на глазах наворачивались слезы.


Она – экран, лишь белая стена,
кино мелькнет, и побежали титры,
и хочется воскликнуть: «Да иди ты!»
Но сам послушно ковыляешь «на».
Сеанс окончен, на полу попкорн,
у двери надпись зеленеет «выход»,
и не вдохнуть, ну так поглубже выдох
ты сделай и судьбе своей покор-
но следуй, вспоминай, жалей,
промой глаза прозревшие слезами,
разбито сердце, но осколки сами
соединятся и застынет клей.
Tags: aphorismos
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments