am. (antimeridiem) wrote,
am.
antimeridiem

Оскар лишь рассмеялся в ответ. Так уж он был устроен. Всё казалось ему неожиданным и противоречивым, анекдоты он не запоминал, потому что их было слишком, слишком много, они проступали из мешанины повседневности с калейдоскопической быстротой и однообразием, Оскар привык смеяться, хоть маленький смешок, да вырвется из его груди, как у некоторых непроизвольно скатывается слеза или сбивается дыхание. «А что-нибудь другое? – как-то спросила она Оскара. – Можно хоть раз в жизни серьезно?» И тут Оскар увидел их, сидящих на диване, эти две поношенные вселенные, в которых всё еще бурлит жизнь, и захотелось составить для них строгий и важный план, чтобы они наконец сосредоточились, перестали улыбаться и плакать, а занялись как дрова в камине, наполняя разделяющую их пустоту живительным теплом.

На улице зябко, на улице ветер,
снег тает, впечатанный в грязь.
Такая весна – в самом расцвете,
для новой жизни как раз.
Плывут облака седой пеленою,
деревья стоят как кресты,
всё дышит надеждой какой-то иною –
белой бумаги листы
уже заготовлены, но белизна их
еще не коснулась чернил,
мы в зеркале этом себя не узнали,
кто это нас так починил?
Как важно нам быть теперь посерьезней,
быть в каждом движенье точней.
Вот крылья, вот перья оточенных лезвий,
вот свет негасимых свечей.
Tags: aphorismos
Subscribe

  • комната

    О! Советский Дэвид Хокни: Коротков Валентин Дмитриевич «Комната общежития» 1965

  • томсад #39

    За окном белый свет. Он льется сплошным потоком, во всю ширину окна, падает на коричневый блестящий пол, разливается, поднимает искры пылинок. На…

  • feed your head

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments