am. (antimeridiem) wrote,
am.
antimeridiem

Отцы и дети

Шестнадцатый эпизод – это настоящие «Отцы и дети», без нарочитого раздувания противоречий. Никаких нигилистов не надо, чтобы почувствовать пропасть. Тонкие мостики, по которым может проходить коммуникация – помочь в беде, посидеть в кафе, послушать, что говорят люди... Быть в одном месте и в одно время.
Разбитая чашка, половинки которой свели вместе так, что может показаться, что она целая. Но налить в неё уже ничего нельзя. Ведь и Блум и Стивен коммуникабельные, любопытные, активные. Но и коммуникация, и любопытство, и активность происходят в разных пространствах. Взаимная симпатия не помогает. И попытки поделиться сокровенным тоже. Всё мимо. Джойс это удивительно ловко демонстрирует. Когда каждый из них в своей среде, то любое слово к месту, вызывает адекватную реакцию: когда пожмут руку, когда жестянкой в голову бросят... Логично. А тут реплики Стивена кажутся инородными, будто случайно залетевшими, хотя очевидно, что говорит он от чистого сердца. Именно поэтому так и получается. Близость можно только симулировать. И Блум старается изо всех сил.
Tags: Улисс
Subscribe

  • добрые мертвецы под одеялом

    МАМА В ШКАФУ в серебряном детстве в чистой воде снов далёких в скрипе мебели и передвижениях неизвестных под обоями в тайном быте неких под…

  • предубеждение

    Странное дело. Долго делал вид, что такой группы не существует. Такой у них был "имидж", что ничего хорошего ждать не приходилось. И вот…

  • Из переписки

    «Выхода нет. Это и есть выход». (В. Пелевин (интервью), из сборника «Одиннадцать бесед о современной русской прозе»)…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments