am. (antimeridiem) wrote,
am.
antimeridiem

«Филиппо, очнись!» – Джованни потрепал своего сына за плечо и даже помахал ладонью у него перед глазами, чтобы убедиться, что тот реагирует на внешние раздражители. Филиппо медленно перевел взгляд с бесконечно удаленной точки на отца. Зрелище было безрадостное. Лицо Джованни, точно присыпанное пылью, изрытое морщинами и шрамами, не выражало ничего кроме тупой заботы. «Можно я еще немного посижу?» – произнес Филиппо как можно более артикулировано, чтобы не оставлять никаких сомнений в своей вменяемости. Джованни тяжело вздохнул и отошел вглубь комнаты, скрылся в темном углу как за тяжелым занавесом. А Филиппо вернулся к себе. Истины зажигались как звезды. И каждая новая ничего не освещала, разве что за ней постепенно начинала угадываться новая. Ночь опускалась на землю.

Сгорали звезды. Каждый при своем –
лучей уколы не давали света,
по небу темно-синего вельвета
срывались за туманный окоем.
Манили нас болотные огни,
но и без них уж по уши в болоте,
и руки все в пыльце как в позолоте
за трынь-траву цепляются они.
Свет истины, хоть ты не обмани,
но освещают истины друг друга,
так замыкается дуга большого круга.
И ты меня покрепче обними.
Tags: aphorismos
Subscribe

  • Листая назад

    «Но мы-то все знаем, что женщины не могут не любить чиновников, когда те вдруг обратят на них внимание; более того, они уже любят чиновников…

  • Eisenstein in Guanajuato

    «Эйзенштейн в Гуанахуато», Питер Гринуэй, 2015. После «Записок у изголовья» фильмы у Гринуэя мне казались какими-то…

  • пройденное

    Уил предпочитал ждать. Может быть, ему просто не очень хотелось? Но когда Уилу предлагали выбрать между синицей в руках или журавлем в небе, он не…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments