am. (antimeridiem) wrote,
am.
antimeridiem

Эдгар махнул крылом, и тень на стене потеряла привычную форму, превратившись просто в клок тьмы. Это больше походило на правду – если Эдгару и свойственная была лаконичность, то узнаваемость – никогда. Почему-то люди обращали на него внимание и даже задавали вопросы, только когда в их жизни происходило что-то драматическое, театральное. Тогда уж они не стеснялись, искали его, легко находили и лезли со своим однообразным любопытством. А Эдгар привычно отвечал: «Больше никогда». Когда-то, давным-давно, он и себе ответил также. И что? Он до сих пор жив. Верджиния, поглядывая на него черной бусинкой глаза, как-то заметила: «Если ты меня и любил, то лишь оставаясь в одиночестве!»

где черный ворон начертил крылом
фигуру речи формулу ответа
ты выбирал ты пальцем ткнул вот эта
мечтать не прекращая об ином
её черты давно затерла тьма
чем сохранила выверенность чувства
то что осталось как всегда не густо
пустых воспоминаний кутерьма
тюрьма определённости пуста
решетки ржавчина наждак кирпичной кладки
мы в одиночестве и значит всё в порядке
начнем и кончим с чистого листа
Tags: aphorismos
Subscribe

  • третий глаз

    Odilon Redon Cyclops (c. 1914) Oil on wood, 64 x 51 cm. Rijksmuseum Kröller-Müller, Otterlo

  • young peasant

    Vincent van Gogh Portrait of a Young Peasant (Sept. 1889) Oil on canvas, 61 x 50 cm. Solomon R. Guggenheim Foundation, Venice

  • white lilacs

    Édouard Manet White Lilacs (1883) Oil on canvas, 54 x 41 cm. Alte Nationalgalerie, Berlin

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments