am. (antimeridiem) wrote,
am.
antimeridiem

ПТИЦЫ

– И вот наступил день, когда Сэм заскучал. Тогда он расположился в кресле-качалке на террасе и стал размышлять, прикидывать, поглядывать то туда, то сюда. И вдалеке у ограды он увидел покосившийся сарай, место, куда не одно поколение относило всякий хлам и вещи, которые могут пригодиться когда-нибудь, – так начала свой рассказ Голубая Сойка, сидя на своей железной ветке.

– Неужели когда-то тут было так тесно? – удивилась Золотая Щурка.
– Да, очень тесно и жарко. Но Сэм быстро со всем этим делом управился. Его взрывная энергия и увлеченность поражали. Несколько дней, и сарай превратился в просторное помещение, выкрашенное бледно-бежевой краской, с натертыми до блеска полами и чистыми окнами.
– А что потом? – безмолвно спросил Шафрановый Вьюрок.
– Тогда началось самое интересное. Сэм установил стену и назвал её линией мишеней. Сэм поставил прочные деревянные столы и назвал их огневой зоной. А потом он начал создавать нас.
– Нас? Я думал, что мы просто прилетели… – подумал Вьюрок, но все его услышали.
– Да, – продолжила Сойка, – Сэм подошел к делу серьезно. Мы – железные. Мы тщательно загрунтованы и расписаны акриловыми красками. Мы покрыты лаком. И у нас есть Точка. Знаете, что такое Точка?
Птицы молчали. Говорить они не умели. Но они были сделаны так искусно, что умели петь. Иногда. И каждая из них ждала и боялась этого момента.

Сэм зашел в тир, выдвинул стол на средину помещения и разложил на нем инструменты. Он любил аккуратность и работал на совесть. Голубая Сойка похоже поломалась. Вчера она здорово напугала его. Сэм сидел под яблоней и уже совсем задремал, как послышались какие-то странные звуки. Потом стихли. Сэм подумал, что это ему приснилось, но вскоре крякающие, механические звуки повторились вновь. Что за черт? Снова стало тихо. Сэм немного успокоился и снова задремал. Опять звук! Сэм походил вокруг, поглядел по сторонам, но ничего подозрительного не заметил. Снова! Сэму уже начало казаться, что у него слуховые галлюцинации. Прошло не меньше часа, пока он не понял, что это такое. Голубая Сойка самопроизвольно оживала, прокручивалась на своем шарнире, но вместо пения издавала этот скрежещущий звук. И вот теперь Сэм собирался демонтировать её, почистить, настроить и приладить на место. «Только больных машин нам не хватало!» – подумал он, радуясь, что задача стоит перед ним разрешимая и интересная.


– Что это было? Где ты была? – радости Вьюрка не было предела.
– Поломалась, это бывает, – философски заметила Сойка, – но зато я видела все винтики, все проводки! В случае чего я теперь наверно смогу всё починить сама. Так вот, знаете что такое Точка? Это пусковой механизм. Слышали эти резкие короткие звуки, когда к нам приходят и берут в руки эти странные обломанные ветки? Я еще говорила, что они хотят провести воображаемую прямую, продолжая ветку до Точки? Всё так и есть. По этой прямой движется Пуля. Если повезет, она попадёт в Точку, и запускается… ну вы знаете, что… Они называют это «попал» или «убил». На самом деле это просто соединение контактов. Мы опрокидываемся, и звучит наша Песня.
– Так это не мы поём? – удивилась Щурка.
– Увы. Мы вообще ничего не делаем, мы просто существуем. Поёт… как это он назвал? Динамик, вот.
– А мы тут зачем? – еще больше удивилась Золотистая Щурка.
– Наверно для красоты.
Шафрановому Вьюрку очень хотелось запеть, но он понимал, что рано. Тогда он просто подумал:

Не впрок нам книги, фильмы, нот
причудливых значки,
не тратим дней, часов, минут
нам не нужны очки.
Мы ждем, когда настигнет нас
и преподаст урок
спокойный дух и зоркий глаз.
Шафрановый вьюрок
перевернется вкруг оси,
воскликнув: «Пиу-у-у Пит!»
Не жди, не бойся, не проси,
не полюби. Убит.


Сэм сделал Вьюрку самую маленькую мишень. И расположил её на длинном рычажке, чтобы косой стрелок имел меньше шансов попасть в саму фигурку. Вьюрок казался Сэму таким милым, и звуки, которые он издавал, напоминали звук бластеров: «Пиу-у-уу… Пиу-у-у…» Казалось, что даже после того, как в него попали, он продолжал отстреливаться, никак не хотел сдаваться.

А Золотистая Щурка, почувствовала настроение Вьюрка, хотела погладить его по перышкам на головке, но дотянуться, понятно, не смогла. «Что делать, – подумала Щурка – мы лишь цветные пятна за линией огня. И вся наша жизнь в этом предсмертном перевороте. И нам еще повезло. Вон медведь, что закреплен по соседству. Когда в его Точку попадают, он начинает хлебать мед из своей бездонной бочки, и довольно урчать. Да, нам, птицам, удивительно повезло.

Tags: pictures&conversation
Subscribe

  • пройденное

    Юрген нес её очень осторожно, но всё-таки уронил. Она не разбилась вдребезги, не смялась и не покатилась под горку. Но с каким-то неприятным хрустом,…

  • aphorismos

    Имма искал удовольствий. Довольно быстро оказалось, что удовольствия растут в тени зла. Пнуть припаркованную на тротуаре машину – почему он…

  • . . .

    Олаф смотрел в окно как на икону. Там, за пластиковым окладом, между оранжевыми занавесками, кружился снег. Олаф всеми силами пытался не вспомнить…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments