am. (antimeridiem) wrote,
am.
antimeridiem

Эмиль любовался на отпечатки своих пальцев. Его подруга Николь, работающая в полиции, помогла снять и увеличить в хорошем качестве. Эмиль распечатал и повесил на стену. Красота! Не раз ему показывали фотографии из разных стран: случайные прохожие. Типа смотри, вылитый ты, на обочине стоишь слева. Так что в мире много похожих на Эмиля, но он такой один, и его уникальность смотрела ему прямо в глаза. Еще он слышал, что все счастливы одинаково, а несчастны по-разному. Стать несчастным он отложил на потом, когда налюбуется на отпечатки пальцев. Но это еще не скоро, еще не скоро. Пока он всё дальше углублялся в лабиринты своих папиллярных узоров.


Мы по поверхности скользим,
но корка льда тонка.
Под ней, не замечая зим,
земля лишь ждет звонка
капели, солнца, сотен ног,
что замешают грязь –
ты уникален, одинок
как эта грязь как раз.
Как прихотлив её узор
как весело блестит
и не страшит её позор
налипшей мерзости.

Но вот топорщится трава
и золотом – песок.
Выходит, грязь была права
и впитывала сок –
неаппетитный, тухлый, злой
питательный раствор,
и перетерпит летний зной
цветнов живой ковер.
Теперь там кружат муравьи,
да и стрекозы есть.
А дальше, выше – соловьи.
Все как один, не счесть.
Tags: aphorismos
Subscribe

  • пройденное

    Юрген нес её очень осторожно, но всё-таки уронил. Она не разбилась вдребезги, не смялась и не покатилась под горку. Но с каким-то неприятным хрустом,…

  • aphorismos

    Имма искал удовольствий. Довольно быстро оказалось, что удовольствия растут в тени зла. Пнуть припаркованную на тротуаре машину – почему он…

  • . . .

    Олаф смотрел в окно как на икону. Там, за пластиковым окладом, между оранжевыми занавесками, кружился снег. Олаф всеми силами пытался не вспомнить…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments