am. (antimeridiem) wrote,
am.
antimeridiem

Фрэнсис отправился исследовать пределы сочувствия. Раньше ему казалось, что сочувствие это что-то вроде небольшой уютной планеты, и её вполне можно обойти кругом за пару дней. Во всяком случае, ощутив холодок в груди и услышав шелест ледяного дыхания, он не останавливался, шел, не сворачивая, и скоро опять грелся на солнышке и сам согревал ближних своим теплом. Но как-то Фрэнсис свернул на узкую боковую дорожку, он шел день, неделю, месяц, и ничего не менялось: кругом всё так же желтела высохшая трава, на камнях замирали ящерицы, солнце вставало за спиной, прокатывалось над головой и пропадало в пыльном облаке где-то далеко впереди. А потом тропинка резко пошла в гору, запетляла нервно и вывела Фрэнсиса на край – дороги дальше не было, а была стена, и она странным образом завернулась и вниз, и вверх, и со всех сторон. Фрэнсис сел на эту стену, прислонился к ней спиной, и чуть задел макушкой низкий свод стены над головой.

Познание начнется с середины
и уведет тебя на самый край.
Там нет ни беса, ни ребра, одни седины,
последний поворот не проморгай!
Сочувствия подтаявшие льдинки
звенят в стакане. Ну, еще глоток!
Под табуретом – снятые ботики,
а сверху закопчённый потолок.
Tags: aphorismos
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • oh oui

  • еще немного Пелевина:

    «Старается облегчить душу для того, чтобы та могла вместить еще больше зла».

  • * * *

    «Преданность – самая благородная музыка на земле». (Nicolás Gómez Dávila, р. 392) Чудесны трели в полумраке…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments