am. (antimeridiem) wrote,
am.
antimeridiem

Густав застыл как завороженный. Вечернее солнце наконец заглянуло в их темную комнатку и оранжевый квадрат упал на запястье Эмилии. Она спала. Лучи медленно двигались, всё выше и выше, добрались до локтя и чуть-чуть коснулись груди. Густав хотел быть этими лучами. Его грузное тело никогда бы не смогло двигаться так плавно и проникновенно. Он даже старался думать о чем-то отвлеченном, абстрактном, чтобы не увлечься и не спугнуть эту размеренную длительность и негу. Дурацкое слово, Густав хотел вычеркнуть его, но забыл. Искусство было всей его жизнью, но тут он понял, что чувства, переполняющие его душу в этот вечерний час мало чем отличаются от тех, что дарила музыка или стихи. Ничем не отличаются! Густав вздрогнул, будто очнувшись. То ли с искусством было что-то не так, то ли это сверкающее запястье не нуждалось ни в мелодиях, ни в рифмах.

Бермудским треугольником любовь
раскинулась, бесследно исчезают,
и не надейтесь, не воскреснут вновь,
в ней корабли и самолеты. Знают
все капитаны и пилоты – здесь
и музам пролетать рисково,
поглотит их трепещущая взвесь,
манящий взгляд и вкрадчивое слово.
Воздушный замок, хрупкая мечта,
подломится под грузом вздоха.
И шею обовьет руками та,
кто не поет, да и читает плохо.
Tags: aphorismos
Subscribe

  • Листая назад

    Звонок на мобильный. Ни здрасьте, ни до свидания. Сходу: – Ты картошку солил? Не понимаю, как такое могло произойти. Неужели эта тетка набирала…

  • пройденное

    Гри ходил на север и юг, на запад и на восток. Он поднимался за облака и забуривался глубоко под землю. Ноги его не подводили. Их у него скопилось не…

  • дедушка

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments