am. (antimeridiem) wrote,
am.
antimeridiem

Ник рвался в будущее. В детстве, когда читал книжки про машину времени, недоумевал – кто эти люди, что летят в прошлое? Зачем? Кому оно нужно? Жизнь тащит стрелу времени черепашьими шагами, и машина представлялась ему реактивным ускорителем, тугой тетивой, разгоняющей эту стрелу до приемлемых скоростей. Его жена, поэтесса Лида, когда грозила его бросить, обычно заявляла, что лучше пойдет странствовать как аэд, петь свои стихи под гитару. Видимо птицам, так как писала она на древнегреческом. К таким революционным переворотам Ник был не готов, и ему приходилось отказывать себе то в новом гаджете, то в очередном курсе расширения сознания. Лида ему давно надоела, но её волосы пахли точно как у мамы, а еще она чем-то неуловимо напоминала воспитательницу из детского сада. Если когда-нибудь перед Ником откроются двери машины времени, то первым делом туда придется затолкать Лиду.

Мы, слипшиеся с прошлым, рвемся дальше,
нас будущее манит и томит,
но в диспозиции не замечаем фальши,
лежим, неприподъемны как гранит.

Машина времени одно имеет кресло,
там божьим одуванчиком мечта
уселась и летит, и все ей интересно,
а мы ей невесомой не чета.
Tags: aphorismos
Subscribe

  • * * *

    «История не знает решений, она знает ситуации». (Nicolás Gómez Dávila, р. 168) Попавшие в историю, глядите –…

  • песня про зайцев

  • 밤의 해변에서 혼자

    «Ночью у моря одна», Хон Сан Су, 2017. Иногда мне кажется, что это такой сериал. Вроде бы отдельные истории, но подозрительно похожие,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments