am. (antimeridiem) wrote,
am.
antimeridiem

Categories:

смех застрял у него в горле

«В цирке было замечательно: обманный блеск мишуры, бешеная музыка и кот-считальщик, безошибочно реагировавший на валерьянку, которую в это время потихоньку прыскали, а растроганные сеньоры демонстрировали своим чадам столь красноречивый пример дарвиновской теории эволюции. Когда Оливейра в первый вечер вышел на еще пустую арену и посмотрел вверх, на отверстие в глубине красного парусинового купола, на этот выход, возможно, к контакту, на этот центр, на эту ось, подобную мосту между землею и вольным простором мироздания, смех застрял у него в горле, и он подумал, что другой на его месте, наверное, тотчас же по ближайшему шесту вскарабкался бы к этому отверстию-глазу вверху, но этот другой – не он, а он так и остался внизу посреди вопящего цирка курить и смотреть на дырку в куполе».
(Хулио Кортасар, «Игра в классики»)

С книгами Кортасара странно вышло. В студенческие времена в друзьях у меня были большие его любители. А я вот так и не удосужился прочитать. Это у меня запросто, вечно двигаюсь как-то поперек. Но потом все-таки попробовал, как раз «Игру в классики». Не то чтобы понравилось, даже не дочитал. Через некоторое время снова. И только с третьего раза (решив не следовать схеме прочтения, а подряд) добрался до последних глав, и они оказались отличными. И вот теперь решил перечитать как раз конец, начиная с истории про мост из досок.

С удивлением обнаружил, что жили мы очень похоже. Попроще, но похоже. Попроще в том смысле, что не устраивали опасных для жизни экспериментов, ну и игры были может не такими «интеллектуальными». Но настроение схвачено очень точно. Хотя где были мы, а где Оливейра? Как всё странно рифмуется во времени и пространстве. И даже тогда, изнутри, диспозиции, я очень ценил и эту жизнь, и моих друзей, и это безумие абсурда. Знал, что это не вечно, но не мог поверить, что это пройдет. Прошло. Очень жаль. Причем интересно, что теперь дети тоже любят всякие «странные выходки», но они какие-то другие. Другого оттенка, на Кортасара уже непохожие. Еще одна сторона проблемы отцов и детей. Каждый по-своему с ума сходит. И сумасшедший сумасшедшего не разумеет.
Tags: Кортасар
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • The Squid and the Whale

    «Кальмар и кит», Ноа Баумбах, 2005. Видимо это тот фильм, что сделал его знаменитым. Еще никаких звезд, но от этого не хуже. И не…

  • Листая назад

    С террасы мраморной он видел синий пруд и дремных лотосов плавучие узоры, Непала черные над влажным полем горы, да Гималаев снег, да неба изумруд.…

  • проще думать

    Карлос пишет, что его книга – это литературная обработка огромного количества полевых записей. Интересно, что с ними стало? Неужели выкинул? А…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments

Recent Posts from This Journal

  • The Squid and the Whale

    «Кальмар и кит», Ноа Баумбах, 2005. Видимо это тот фильм, что сделал его знаменитым. Еще никаких звезд, но от этого не хуже. И не…

  • Листая назад

    С террасы мраморной он видел синий пруд и дремных лотосов плавучие узоры, Непала черные над влажным полем горы, да Гималаев снег, да неба изумруд.…

  • проще думать

    Карлос пишет, что его книга – это литературная обработка огромного количества полевых записей. Интересно, что с ними стало? Неужели выкинул? А…