am. (antimeridiem) wrote,
am.
antimeridiem

Category:

все выше и выше и выше

Хулио Кортасар, «Письмо в Париж одной сеньорите».

«… это уже кролик, за месяц крольчонок становится настоящим кроликом; но первое мгновение, когда в копошащемся теплом комочке скрывается неотчуждаемая жизнь... Как только что написанное стихотворение, плод Идумейской ночи: оно до такой степени твое, чуть ли не ты сам... а потом до такой степени не твое, такое отдельное и отчужденное в своем плоском белом мире величиною с листок почтовой бумаги».

Главное вовремя отмежеваться от метафоры. Настолько кажется очевидным, что это такая притча, «короткий назидательный рассказ в иносказательной форме». Но автор сразу ловит вас на этой мысли и как бы настаивает: «Не-е-ет! Кролик это не метафора художественного произведения, это не стих. Это КРОЛИК!»

Ну как если бы Пушкина скрестить с Кэрроллом:«Вознесся выше он главою непокорной Александрийского столпа… глядел во все глаза, но внизу ничего не было видно, кроме бесконечно длинной шеи, вздымавшейся, словно мачта, над целым морем зелени».
Tags: Кортасар
Subscribe

  • Течение жизни

    О невозможном в поэзии. Шел домой с работы и в голове крутилась привычная муть внутреннего диалога. И тут откуда-то вынырнуло слово…

  • Листая назад

    mike67: «... Я это связываю с умиранием того или иного явления. Перед смертью оно "запечатлевается" в какой-то новой форме. Ну вот…

  • лишь только игра закончена

    То, что обладает силой, не может не пугать. Как-то уже задавал вопрос – почему даже встречи с добром выглядят так недобро? Почему бы не…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments