am. (antimeridiem) wrote,
am.
antimeridiem

Categories:
Роберт ничего не умел. Хозяева менялись, менялись программы. То поставят на пост подъема и перемещения. То на расчет циркуляции и ассенизации. То на обучение и приумножение. Роберт терял перфокарты и путал апдейты, смахивал директории и ломал манипуляторы. Все валилось из рук, голова пухла. Но зато в паузах Роберт мог подбирать всякий сор и складывать из него то ли узоры, то ли строки на несуществующем языке. «Хоть что-то я умею делать лучше других», – сказал Роберт, и возразить было некому. Потому что его никто не услышал.

Цилиндры, свечи, карбюратор
и цепь гремит вокруг столба,
подсел души аккумулятор,
бензин кончается. Труба.

Труда зовет, мелькают звезды,
чирка́ют небо вкривь и вкось,
и приготовленные гвозди.
Одна надежда на авось.

Авось кому-то интересно
смотреть на эту чехарду –
и мастерство бывает пресным,
и даль похожа на тюрьму,

тюрьму пружин и шестеренок,
с удавкой следствий и причин.
Но в мире братьев и сестренок
закон уже неразличим.

aphorismos. Листать, читать.
Tags: aphorismos
Subscribe

  • так и выглядит

    «Адресованное другим, рассчитанное на других несет на себе клеймо эпохи, господствующей моды, принятого стиля. Что отживает меньше всего, так…

  • воплощенная блажь

    «Долгий телефонный разговор с Сандой Столоян о румынах. Договорились на том, что наши соотечественники не создали в словесности ничего…

  • no comment

    «В книгах по психиатрии я читаю только высказывания больных, но не комментарий автора». (Эмиль Чоран, Записные книжки, 16 января 1971)

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments