Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

cup

томсад #21

Проснулся под утро, пошел в туалет и по пути увидел на столе в мутном свете уличного фонаря подарки. Вообще что-то не помню подарков на день рождения, хотя они очевидно были. А вот этот момент да. Наверно было пять лет, первый юбилей. Сначала схватил лук. Такой, пластмассовый. И колчан (потом уже разучил это слово) со стрелами. Стрелы были с черными резиновыми присосками. Рядом стояли две коробки. Первая оказалась холодной и металлической. Это был новый фильмоскоп. А вторая обычная, картонная, полная алюминиевых цилиндриков с диафильмами. Их я мельком видел где-то неделю назад, но родители их ловко прикрыли, и я подумал, что почудилось. Но нет. Фильмоскоп в общем-то уже был, но старый. Черная такая штука, похожая на модель сказочного танка. Но он рвал и зажевывал пленку, так что пора ему было уже отдохнуть. Запах от перегретой пленки и пыли тоже был такой характерный, как казалось танковый, боевой. Как стрелял из лука, что-то не помню. Помню, что он легко разбирался, так что я его вскоре разломал и потерял. А диафильмы смотрели. Почему-то больше всего запомнился этот значок с радужной буквой «Ф». Наверно потому что она была в начале и как бы многое обещала. Но и сами диафильмы тоже. Самый жуткий был про Машу, как она перестала быть хозяйкой своих рук и ног. И тот кадр, как она выскакивает из автобуса на конечной и бежит в вечерний лес. А на небе уже зажигаются звезды.
cup

Читая френдленту

cmt96: «... если солдат убивает по приказу командира, то виновен, прежде всего, солдат, а не командир. Так вот, с вредными идеями то же самое: дурен не тот, кто их распространяет, а тот, кто их воспринимает, усваивает. Поступок – это часть человека; точно так же и идея – это часть человека».

Это как раз тот случай, когда смысл слова «вина» как-то расплывается. Есть вина т.с. метафизическая, когда ты в самом деле стоишь голенький перед высшим судом или перед судом своей совести и не можешь не ощущать вину за убийство, скажем, по приказу.

Но по жизни такие поступки, за которыми последует ощущение вины, часто все равно будешь совершать, даже зная, что виновен в них. Ну вот послали тебя на войну. И что? Как там не убивать? И уж кто тут приказал (непосредственный командир, полковник, генерал, родина-мать?) не важно. Не убивать тут означает твою смерть, в бою ли, в штрафбате или как предатель родины от своих. Не факт что это всегда правильно, хоть с какой стороны посмотреть. Но вину не отменяет. Но вина командира (и дальше по списку) очевидно больше солдатской, кажется это очевидно.

Collapse )
cup

пучком

… И за Лермонтова Михаила
Я отдам тебе строгий отчёт,
Как сутулого учит могила
И воздушная яма влечёт.

Шевелящимися виноградинами
Угрожают нам эти миры,
И висят городами украденными,
Золотыми обмолвками, ябедами –
Ядовитого холода ягодами –
Растяжимых созвездий шатры –
Золотые созвездий миры.

Сквозь эфир десятичноозначенный
Свет размолотых в луч скоростей
Начинает число опрозраченный.
Светлой болью и молью нулей…


(Осип Мандельштам, «Стихи о неизвестном солдате», 1-15 марта 1937)

Трудно такое стихотворение не воспринимать как вызов. Особенно потому что оно такое длинное. Просто не верится, что все эти узоры могут сложиться во что-то связное. Что пока он это писал, его не заносило, не распыляло, не размалывало как тот луч. Хорошо, что знающие люди уже проделали эту попытку склеить. Видно, что расшифровка не стоит труда.

«Более общее – вчитываясь в строки «Стихов о неизвестном солдате», нужно всё время держать в памяти ключевой микрофрагмент из мандельштамовского «Разговора о Данте» (1933): "Любое слово является пучком, и смысл торчит из него в разные стороны, а не устремляется в одну официальную точку"».
(О.А. Лекманов, «Стихи о неизвестном солдате» Осипа Мандельштама: опыт прочтения)

Collapse )
cup

Листая назад

flying-bear: «В основе многих важных областей человеческой деятельности лежат какие-то определенные общечеловеческие добродетели, по одной на область. Скажем, для военного дела такой базовой добродетелью является храбрость. Солдаты могут быть грубыми, даже жестокими, ничего хорошего в этом нет, но это не мешает им быть солдатами. Предполагается, что они должны быть храбрыми. Трусливый солдат – это профнепригодность. Если в обществе в принципе храбрость не ценится, а трусость считается нормой, успехи такого общества в военном деле будут, мягко говоря, скромными.
Для науки такой базовой добродетелью является честность. Ученый может быть высокомерным, неприятным, самовлюбленным типом, ничего хорошего в этом нет, но это не мешает ему быть ученым. Нечестный ученый – это профнепригодность. Если в обществе в принципе честность не ценится, а ложь считается нормой, наука в таком обществе существовать не может».


Collapse )
cup

пройденное

Эрвин блуждал по знакомым улицам. Они представляли собой сетку с квадратными ячейками, образованными неотличимыми друг от друга обшарпанными домами. Если бы он мог читать следы времени, эти признаки многолетнего увядания, то наверно каждый дом рассказал бы свою историю, но для несведущих эти царапины и пятна облетевшей штукатурки воспринимались как шум. К тому же дул ветер. Куда бы Эрвин ни свернул, ветер неизменно дул ему в лицо. Один раз он даже попытался остановиться и развернуться кругом, но и это не помогло. Казалось, сам взгляд вызывал эти порывы ветра, заставлявшие слезиться глаза, а то и вообще зажмуриваться. «Я иду против течения, – подумал Эрвин, – я не должен здесь быть. Ветер давно унес бы меня далеко-далеко отсюда. Но я раз за разом возвращаюсь, будто что-то ищу. Может быть ту невидимую цепь, которой прикован? И что я буду делать, когда, наконец, её найду?»

Collapse )
cup

люблю завидовать

Немного Мандельштама, поэта, которого я не понимаю и не люблю, хотя, казалось бы, мог и то, и это:

Вооруженный зреньем узких ос,
Сосущих ось земную, ось земную,
Я чую все, с чем свидеться пришлось,
И вспоминаю наизусть и всуе.

И не рисую я, и не пою,
И не вожу смычком черноголосым:
Я только в жизнь впиваюсь и люблю
Завидовать могучим, хитрым осам.

О, если б и меня когда-нибудь могло
Заставить – сон и смерть минуя –
Стрекало воздуха и летнее тепло
Услышать ось земную, ось земную...


Collapse )
cup

Читая френдленту

ivanov_petrov: «... Там официальное общение в рамках некоторых принятых искусственных норм, и наконец вы можете расслабиться и есть с кем поговорить на равных – каковы будут используемые вами маркеры равенства?»

Как-то старался не оказываться в коллективах с рамками искусственных норм. Там наверно как в армии. Вон в «Двадцать дней без войны», когда только что прибывший на фронт лейтенант одергивает опытного т.с. подчиненного: «Почему не приветствуете?!» Ну чего, поприветствовал, что это изменило? До первой бомбежки. Вообще, меня как-то всегда коробит, когда подчиненный или обслуживающий персонал вроде находятся в рамках этикета, но на лице и в интонациях все написано. Что они про себя думают, и кто по их мнению тут главнее по существу. Уж лучше прямым текстом, что называется на равных.

Collapse )
cup

морф

Это в самом деле глупый вопрос, но что-то в нем, как кажется, есть. И наверно это не такой вопрос, на который стоит отвечать на людях. Но про себя подумать забавно. Вам предлагают волшебным образом что-то улучшить в своей внешности. Но только одно. Например, у вас будут редкой красоты волосы. Или очень выразительные глаза. Или звонкий голос. Или чудо-уши, как в «Охоте на овец». При этом обещают, что это приобретение более-менее (насколько это в такой ситуации вообще возможно) не будет выпирать, будет вписано гармонично. Ну, просто вот все смотрят на человека и понимают, что он в общем-то обычный, но вот форма ног... загляденье! Вопрос. Чтобы бы вы выбрали?

Почему-то вспоминается «Нет» со всеми этими морфами. Каково это жить, ощущая зыбкость тела, как некий товар на полке, который нужно только выбрать? Как это мне объяснял один арт-директор: «Дизайнер пришел устраиваться на работу и принес портфолио. Не важно, сам ли он все это нарисовал или откуда натырил. Очень важно, что именно он натырил, что считает правильно сделанной работой». И вот этот выбор тела – это же душа наружу. А она зачастую выглядит неприглядно.

Collapse )

cup

пройденное

Абу игрался с пружинкой. Растянет, сожмет. Подвесит гирьку, покачает. Уроки кончились, а его за плевки и выкрики оставили прибираться в классе. Но Абу забрался в лаборантскую, разломал и так уже престарелый динамометр, выбросил в контейнер всё лишнее, а пружинку оставил. В ней – сила! Что-что, а силу он научился чувствовать безошибочно. На квартале этому быстро учат. А кто не научился... Абу повезло, он схватывал на лету. Силу нельзя было увидеть, её можно было только почувствовать. Хотя почувствовать – это уже поздновато. Её нужно было предвидеть, ловить намеки, чуять нутром. Так же было и с Леей. Абу мог сбить её одним ударом, но она была как пружинка – юркая, веселая, искристая. Рвущаяся из рук, побеждающая этой неуловимостью. Абу был уверен – в ней есть еще и другая сила, неодолимая. Вот бы и с ней поиграть!

Collapse )
cup

Из переписки

– Пистолет интересен как предмет. Оружие – это же наверное почти как часы. Или даже лучше.
– Вот, это конечно, вопрос. Часы это ведь тоже не совсем предмет.Collapse )