Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

cup

однажды в продленке

У М. в школе конкурс чтецов, собирает стихи про осень. Тоже немного поискал. Например такое, только несколько смущает слово «турнепс»:

Уж убран с поля начисто турнепс
и вывезены свекла и капуста.
На фоне развернувшихся небес
шел первый снег, и сердцу было грустно.

Я шел за снегом, размышляя о
бог знает чем, березы шли за мною.
С голубизной мешалось серебро,
мешалось серебро с голубизною.

(Борис Рыжий)

М. же нашла вот такое, типа про урожай:

У меня на грядке
Крокодил
Растёт!
А в реке Москва-реке
Огурец живет!

Осенью на грядке
Крокодил
Поспел!
Огурец в Москва-реке
Всех лягушек съел!

Я боюсь, ребятки,
Что на этот год
Вырастет на грядке
Страшный бегемот.

А в реке Москва-реке
Клюнет на крючок
Как вам это нравится?
Страшный кабачок!

Ох! Когда ж на грядке
Будет все в порядке?

(Юрий Коваль)

М: «Скажут что детское!!!!!((((»
АМ: «Типа западло про кабачок?»
М: «Ага»
АМ: «Ну, тогда может так?

Collapse )
cup

Анатолий Зверев

Послушал, почитал про Анатолия Зверева. Впервые о нем услышал, когда меня привели на его выставку. Это он еще сравнительно недавно умер, года два наверно прошло. Все вокруг восхищались, но меня, помнится, как-то не проняло. Точнее наоборот. Даже не знаю, в чем тут дело, до сих пор не покидает это чувство, будто каждый из этих рисунков только первый шаг картине, который так и не будет сделан. Очень тревожное и неуютное ощущение, потому что рисунок обещает очень хорошую картину, но это обещание по определению несбыточное. Такая уж структура у этих рисунков, цветок, увядающий в первое же мгновение, лишь только начнет распускаться. Поискав, нашел-таки картину, где этот процесс распускания прошел чуть дальше. Вот, вот во что все это должно было превращаться:

Collapse )
cup

томсад #04

Томился, ждал, когда заберут. Ходил по квадратам линолеума туда-сюда, как лиса в зоопарке. Еще долго, солнце только что село. И тут, о чудо, кричат, что за мной пришли. Что такое? Оказывается, это папочка вернулся из командировки и на работу уже не пошел, решил забрать меня пораньше. Быстро одеваюсь, поглядывая на мокрый папочкин плащ и на пухлую сумку. Что там? Большой черный пистолет, на конце дула лампочка. Я стреляю, и пистолет жужжит, а огонек мигает алым. Какая у пистолета странная форма! Папочка объясняет, что это маузер. Мы выходим в вечерний туман. Шли, и я освещал путь пистолетом. Срезали угол через лес, мимо дома Радио, потом бредем вдоль парка. Черные чугунные ограды почти не видны на сером фоне тумана, белые тумбы размываются и тают вдали. Огни машин подмаргивают моему огоньку. Мы должны были встретить мамочку, что как обычно шла с работы пешком. Не могу вспомнить этой встречи. Она была, но ее как бы и не было. Как и этого пистолета, и этой ограды, и даже этого тумана. Никогда больше не было такого тумана. Но я все равно люблю туман. До сих пор.
cup

вскоре забыть

И еще про Солярис. Неожиданно понял, что в этой сцене в конце не реальный Крис (как мне всегда казалось), а точно такой же «муляж», как отец, собака, дом и остров.

Collapse )
cup

пройденное

Альберт сторонился умников. Даже слова царапали его своими жестяными краями: «субконтрарность», «апперцепция», «прегнантность»... Казалось бы, хирург вернувшись домой, не помешивает в чае скальпелем, строитель не ковыряет в носу сверлом... Конечно, дело было не только в словах. Просто это было первое, что наносило рану. Интеллект вполне мог отбросить все эти побрякушки, и тогда становился еще страшнее. Его рукопожатие не замечало руки. Улыбка била насквозь как рентгеновские лучи. Когда Альберт задавал вопрос, то ответ наваливался на него отполированной стальной плитой, про которую он еле успевал подумать: «Откуда этот блеск?» И только наблюдая издалека за этими редкими колоссальными фигурами, за их размашистыми, но четкими движениями, за плавными перекатами тренированных мышц, он замечал на месте лиц лишь стертую пустоту.

Collapse )
cup

охотятся или пасутся

«… Недавно я записал для себя следующее пожелание: проходя мимо многооконного фасада, быть пойманным веревочной петлей за шею и чтобы некто безжалостный, ни на что не реагирующий, тащил меня наверх окровавленного, раздираемого в клочья, сквозь все потолки, сквозь мебель, стены, чердак, пока наверху не покажется пустая петля, потерявшая мои последние останки при проломе кровли».
(Франц Кафка, из письма любимой девушке)

Как и все кафкианские сентенции, и эта почему-то не кажется устрашающей. Не понимаю, в чем тут дело. Тут еще М. спросила, не покончил ли он жизнь самоубийством. Я сказал что нет, да и вообще, это как-то не в его духе. Это удивительно, но в его текстах не чувствуется страх. Возможно, это состояние напоминает так называемое «упоение в бою», когда ужас был до, и, если повезет выжить, ужас будет после. Но на этом этапе страха нет, а есть нечто, что проще всего назвать движением. Пусть даже это будет движение на петле сквозь перекрытия.

Collapse )
cup

че

***
Черепаха думала о своем панцире и все никак не могла понять – на щите она или со щитом? Хотелось вылезти и просто погреться на солнышке:

Как хорошо на травке развалиться
Под куполом небес Аустерлица.


Collapse )
cup

Листая назад

С террасы мраморной он видел синий пруд
и дремных лотосов плавучие узоры,
Непала черные над влажным полем горы,
да Гималаев снег, да неба изумруд.

Но знал Он: на земле царит тяжелый труд,
корысть и нищета, и козни, и раздоры.
Он знал: Божественных вращений приговоры
все то, что тешит глаз, безжалостно сотрут.

И отрок царственный, заламывая руки,
смотрел на страшный мир. Дневные гасли звуки.
С охоты пышные несли гостей слоны.

Он песни не слыхал. В Его огромном взоре,
где жизни сумрачной еще чернело горе,
всплывали звездами наджизненные сны.


(Константин Липскеров)

cup

в потоке

35 { bro2 >(%^)* ....,.. (Kr) }

Подростки со спичками
бродят среди островов,
что вспухают белыми пушистыми лишаями
над газоном,
асфальтом.
Тонкие палочки, дерганные огоньки
разрывают нетронутое расходящимся огненным кругом.
И дальше идут и бросают
с неизъяснимым
азартом.

Collapse )