Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

cup

томсад #30

Какая-то очередная простуда, в детский сад не ходим, но зато приходится лечиться. Мне уже как-то ставили горчичники, и это оказалось травмирующим опытом. Не то чтобы они как-то сильно жглись, эти горчичники, хотя может и это тоже. Но приготовления, уговоры, запах и это медленное, но неуклонное нарастание жжения. И потом часы, которые отмеряют, сколько еще ждать. В итоге отклеили гораздо раньше положенного, и толку от мучений было мало. И вот опять. Все уже готово, тарелка с горячей водой, над ней поднимается пар, пахнет горчицей и неизбежностью. Стол с пыточными инструментами стоит у дивана, а я в простенке между прихожей и кухней, рядом с холодильником. Меня уже который раз призывают с уговорами типа «раньше сядешь – раньше выйдешь», но ничего не помогает. Держусь за металлический рычаг – ручку холодильника и с места не двигаюсь. Хорошо иметь в союзниках холодильник. Он молчит и в споры не вступает. Он тяжелый, основательный, верный. Ручка у него крепкая и держать ее удобно. Вода в тарелке стынет. Она тоже мой союзник, скоро всю эту бодягу нужно будет заводить по новой, а следующий раунд когда еще будет.
cup

вызвать восхищение швейцара

«... любовь к толпе, – а значит, и страх толпы, – составляет одну из самых мощных движущих сил у всех людей, независимо от того, хотят они понравиться, удивить или же выразить пренебрежение: у отшельника причиной почти полного уединения, длящегося до конца его дней, часто бывает безумная любовь к толпе – любовь, которая оказывается настолько сильнее других его чувств, что, не властный вызвать восхищение швейцара, прохожих, извозчика, он предпочитает совсем их не видеть и отказывается от всякой деятельности, только бы не выходить из дому».
(Марсель Пруст, «Под сенью девушек в цвету»)

Как он аккуратно формулирует, все-таки добавил слово «часто», т.е. не всегда. Интересно было бы узнать, насколько часто и сколько он вообще видел этих отшельников. И где? Наверно отшельник это такая молоденькая дурнушка, которая рада была бы вызвать на балу фурор своим появлением, да знает, что нет. И сидит поэтому дома.

И вообще, гл. герой так фатально сфокусирован на себе, что невольно начинаешь думать о случайно залетевших в повествование фигурах.

Collapse )
cup

пройденное

Альберт сторонился умников. Даже слова царапали его своими жестяными краями: «субконтрарность», «апперцепция», «прегнантность»... Казалось бы, хирург вернувшись домой, не помешивает в чае скальпелем, строитель не ковыряет в носу сверлом... Конечно, дело было не только в словах. Просто это было первое, что наносило рану. Интеллект вполне мог отбросить все эти побрякушки, и тогда становился еще страшнее. Его рукопожатие не замечало руки. Улыбка била насквозь как рентгеновские лучи. Когда Альберт задавал вопрос, то ответ наваливался на него отполированной стальной плитой, про которую он еле успевал подумать: «Откуда этот блеск?» И только наблюдая издалека за этими редкими колоссальными фигурами, за их размашистыми, но четкими движениями, за плавными перекатами тренированных мышц, он замечал на месте лиц лишь стертую пустоту.

Collapse )
cup

Листая назад

ivanov_petrov: «... о том, как можно развивать разные способности, от чего происходит развитие Я. И про волю там было. Самый понятный способ – через ритм. Укрепление произвольности мыслей и действий достигается через решение, какие именно мысли и действия будут делаться – и повторение их каждый день, в определенное время, независимо от затруднительности. Конечно, это скелет мысли – плотью будет указание, как часто менять такие ритмически повторяемые мысли, как удобней сделать – по содержанию и стилю, об этом много написано в книгах по технике медитаций. Другое дело, что там и чуши много написано, ну так это всегда так».

... если попросту, я сказал: рациональность не дана актуально, ей надо учиться, учиться трудно. Никакие аргументы в стиле "я тут подумал, и у меня не получилось" – не имеют смысла. И подошедший человек проявил только одно качество – что у него с рациональностью плохо. Это ничего, почти у всех плохо. Но это никак не аргумент. Что до мышления как химических реакций – это вообще патентованная глупость. Пожалуй, услыхав это, я понял бы, что человеку не надо возражать. Он пока на той стадии, где ему надо побарахтаться, если он сам захочет быть хоть немного рациональным – уж из этой-то дури он должен выбраться».


У М. тут на днях заболело горло. Проснулась ночью, думает – надо что-то сделать. Порылась в лекарствах, ничего нет. Хотя нет, вот. Это где-то еще весной пожаловалась знакомой на простуду, и та чуть не насильно дала таблеток. Гомеопатических. М. отказывалась, говорила, что мы гомеопатию как-то не очень, но в итоге перестала упорствовать и взяла. И вот тут ночью воспользовалась. И горло почти сразу перестало болеть. В этой истории нет никакой морали кроме одной – иногда нужно просто действовать.

Collapse )
cup

Читая френдленту

«Даже если предположить, что это не мешает быть хорошим врачом, в чем я, однако, сомневаюсь, то это мешает быть хорошим врачом художников, врачом людей интеллигентных. Таким людям, как вы, нужны необычные врачи, я бы даже сказал, нужен особый режим, особые лекарства».
(Марсель Пруст, «Под сенью девушек в цвету»)

Каждый наверно ощущает себя эдаким художником, которому нужен какой-то особый врач. Врачи же заточены на то, что все пациенты одинаковые, и нужно только избавить их от чувства собственной важности, применить протокол, и все пойдет на лад. То, что случаи бывают сильно запутанные, не придает пациенту исключительности, как не дает исключительности листу написанная на нем сложная задача.

Collapse )
cup

ошибки и решения

Спросите: «Если бы в мире был только один человек, то может ли он стать безумным?»
(Роберт М. Пёрсиг, «Лайла»)

Если отвлечься от того, может ли быть «в мире только один человек», то вопрос в общем-то хороший. Что это такое – безумие с точки зрения этого самого «безумца»? Дело же не в том, что человек видит «то, чего нет», или думает какую-то «полную чушь». Шерлок думал, что Земля плоская. Безумцем это его не делало. Или тот же Нэш (или вернее его кинематографический аналог) видел своих «воображаемых друзей», но научился жить на этой границе реальности и галлюцинации. Его тоже как-то глупо записывать в безумцы. Во всех смыслах умный. И как математик, и как человек, решивший крайне сложную жизненную задачу.

Да я и сам видел, когда явное сползание в «то, чего нет», было своего рода выздоровлением. Ну, примерно как в «Лайле». Где девушка в «нормальном» состоянии была злобной, циничной и эгоистичной. А как только «сошла с ума» стала чуткой, романтичной и даже просветленной. Вот да, да, именно это я и видел, так бывает. Но и наоборот бывает. Так что же безумие?

Collapse )
cup

ещё более изолированным чем в психдиспансере

Несколько лет спустя, когда ему уже выдали справку, что он "здоров", ему удалось почитать "объективные" записи в истории своей болезни, и его возмутило, насколько лживы были те записи. Они были похожи на описание некоей религиозной секты, составленной представителями другой, враждебной ей секты. Психиатрическое лечение – это не поиск истины, а утверждение догмы. Психиатры боялись клейма безумия так же, как некогда инквизиторы боялись поддаться силам дьявола. Психиатрам запрещалось практиковать, если они душевнобольные. Требовалось, чтобы они буквально не понимали того, о чем они толкуют.
...
Итак, Федр убедился, что если хочешь выбраться из психдиспансера, то не надо убеждать психиатров в том, что ты знаешь больше их о том, в чем твоя "беда". Это бесполезно. Выйти можно только если убедишь их в том, что ты полностью сознаёшь, что они знают больше твоего, и что ты полностью готов признать их интеллектуальное превосходство. Именно так еретикам удаётся избежать костра. Они каются. При этом надо превосходно сыграть роль и не допускать никаких проблесков недовольства. Если поступишь так, то тебя могут уличить, и тогда тебе придется хуже, чем было раньше.


Collapse )

(Роберт М. Пёрсиг, «Лайла»)
cup

Читая френдленту

alfare: «Вот сейчас людей у нас разделило отношение к прививкам.

Я подумал, что если человек возьмет и честно посчитает, сколько людей из его окружения останется более-менее лояльны к нему после того, как он абсолютно честно же и полно донесет до всех свою позицию по всем сколько-нибудь значимым вопросам. Не умалчивая, не "скругляя". О политике, о разных людях, народах, женщинах и мужчинах, о животных, об истории, о вере; о том, как надо распределять блага, как надо учить и строить, отдыхать и работать; о курении и алкоголе, о сексе, о картинах, книгах и фильмах и т. д., и т. п. Заполнит, скажем так, большую анкету – ни от чего не увиливая, ничего не скрывая.

И вот, сколько после этого всего у человека останется потом людей из его прежнего окружения, готовых сохранить с ним прежние отношения, не по расчёту, а искренне – вот это число и будет "коэффициентом социальной идентичности".

Попробуйте честно прикинуть, каков этот коэффициент будет у вас?»


Collapse )