Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

cup

Читая френдленту

ivanov_petrov: «А о воспитании чувств... Их кто-нибудь воспитывает? Так, чтобы недодоброту, с которой у любого человека начинается развитие этого чувства, переводить в доброту, так, чтобы данную изначально жабу-жалость каким-то образом делать нормальными жалостью и сочувствием?»

Так. Вроде с воспитанием «кого-то другого» разобрались. Некий коктейль, «взболтать, но не смешивать» из разговоров, создания обстановки, личного примера и случая. Не забыть изоляцию. Лучше всего конечно в тайге. А в городе уж как фишка ляжет. Элементы дрессировки опять же – последовательность и аккуратность. А еще уверенность в том, что знаешь, как надо. И как это «как надо» инсталлируется в чужом уме. Не перекосило ли? Не придавило? В общем, только молись и надейся, что все как-то сложится, утрясется. И главное – терпение. Я бы педагогические институты называл бы институтами терпения. Учитель – как это теперь формулируют – терпила. Не вдохновляет? Другого у нас нет.

Collapse )
cup

правильный путь

«Сверх всего остального, таким образом можно приобрести добродетель смирения – сокровище бесконечно более драгоценное, чем школьные успехи. В этом отношении видение собственной глупости, может быть, даже более полезно, чем видение греха. Сознание греха дает нам понять, что мы плохи, – и этим, некоторым образом, пользуется гордость. Когда же мы насильно принуждаем себя остановить взгляд – не только глаз, но и души – на работе, проваленной самым глупейшим образом, мы понимаем с непреодолимой очевидностью, что мы – просто бездарны. Нет познания более полезного. Если мы всей душой достигнем познания этой истины, значит, мы твердо встали на правильный путь».
(Симона Вейль, «Размышления об использовании учебных занятий в воспитании любви к Богу»)

Это конечно загадочная вещь – видение собственной глупости. Ну, когда там задачку не решил или чего не понял вроде этого – это ладно. Тут глупость признать легко. Но «про себя» кажется каждый верит, что он ПОНИМАЕТ. А если не понимает – то это абсурд. Но жить с чувством, что ты не понимаешь каких-то вещей про жизнь... Ведь «не учите меня жить» на этой вере и основано. Я и так знаю, а если не знаю – то и знать нечего, такой уж абсурдный этот мир (общество, ближние).

Collapse )
cup

муки образования

В. готовится к истории. Что-то там про Батыя.
М. предлагает:
– Вот возьми куколку и ей рассказывай.
– Нет… я её слишком любою.
cup

Листая назад

На букву «П». Провинциальность.

В десятом классе это ощущалось очень просто. Нужно как-то выбираться из родного города, и не куда-нибудь, а именно в столицу, там где... что? Странно, но за этим многоточием ничего не следовало, очевидно, что мысль об этом «побеге из курятника» не была родной, взращённой, осмысленной. Это было скорее как стандартное течение жизни – рождение, детский сад, школа, Москва. Застрять на любом из этих уровней воспринималось как остаться на второй год. Второгодником становиться не хотелось. Ну и в столицу я не раз ездил, и мне там нравилось, была она большая, красивая, по нашим провинциальным меркам богатая. Но я туда ездил в гости. Как оказалось, это не то что там жить.

Collapse )
cup

Листая назад

Завтра в школу. В. говорит, что не хочет.
– Почему? Там же дети, учителя, всё такое новое. Какое-то разнообразие. Чего дома киснуть?
– Хочу дома…
– Ну как же? Всё на одном месте сидеть? А так сначала в школу приедете, там то один класс, то другой…
– Они одинаковые.
– Ну как же одинаковые? Математика в одном, рисование в другом…
– Похожие…
– А ты хотела, чтобы разные? Один класс желтый, другой – розовый, третий – черный? Как ты думаешь, что за предмет изучают в розовом классе?
– Рисование!!!
– А в черном? – я задаю вопрос с опаской, подозревая, что это математика – в черном чему учат?
Collapse )
cup

Течение жизни

В школе по русскому упражнение тире сочинение. Типа наступил XXI век, а вот еще двадцать лет пройдет и вообще все поменяется. Опишите, как вы представляете вашу школу (улицу, село, стадион) будущего.

Да-а-а... Как-то это стало проблематично. Особенно потому, что двадцать лет назад эта школа тоже была на виду, и не сказать что сейчас она заметно изменилась. Но вот что значит молодая кровь. В. все равно собиралась писать что-то фантастическое. Поначалу о том, что школа должна стать по типу шведской и решила описать некоторые подробности этого чудо-обучения. Я заметил, что в качестве вступления нужно написать, что наша губерния стала княжеством и при шведском посольстве открыли школу и вот там... дальше по списку. В. не согласилась с таким раскладом и начала сочинять что-то в стиле «Веточкины путешествую в будущее».

– Ага, – говорю я, – тогда начать нужно так: «Наша планета подверглась атаке разумных вирусов, и вот когда порабощенные земляне отстроили школы заново, выглядело это примерно так...» Ну и дальше про стеклянные потолки, парты-пуфы и школьный автобус тире турбоглайдер.

Collapse )
cup

будни образования

Тут как-то был разговор про выпускников педа. Ну вот, В. рассказывает, что сегодня у них были практиканты, и их заставили проверять тетради с домашним заданием. И ей поставили «четыре», т.к. за последнюю задачу минус. Прикол в том, что В. не смогла ее решить, и мы довольно долго разбирались. И тут такая фигня. «Чего ж, – говорю, – не выяснила, что им не понравилось?» Т.к. ничего исправлено не было, тупо минус. «А они просто с ответами сверялись!» – сказала В. Это было еще интереснее, и я продолжил недоумевать. И тогда В. сказала, что есть такой ресурс в интернете, куда выкладывают решения всех задач из учебника. И полезла искать. Результаты расследования забавные.Collapse )
cup

географ, который не пропил

Глядя на школу со стороны и вспоминая свое детство. Что такое делает учитель, что его можно считать хорошим?

Ну, во-первых, держит детей под контролем, не дает превращать урок в хаос. Уже это очень непросто и для этого недостаточно быть «хорошим человеком», относиться к детям по-доброму. Не думаю, что можно завладеть вниманием детей, лишь увлеченно рассказывая. В старших классах еще туда-сюда, там дети уже чего-то хотят, по крайней мере некоторые. В младших классах и чуть дальше выбор по любому будет в пользу веселья. А уж в какие формы это выльется – в полное пренебрежение, в сидение на голове или в беседы на отвлеченные темы, для самого процесса обучения не так уж важно. Не будет никакого обучения, будет либо мучительно, либо приятно проведенное время. Для учителя скорее всего – мучительно.

Во-вторых, добиваться заметного результата. Так, чтобы после урока и всяких домашних заданий у всех в головах осталось хоть что-то правильное и важное. В среднем это «что-то» будет иметь ничтожный объем по сравнению с программой, и с этим очень сложно смириться. Хочется натолкать в головы детей побольше, все успеть – это обречено на провал.

В-третьих, не забыть, что в каждом классе есть способные дети, и нужно суметь уделить им больше внимания, в их случае результат должен быть больше, чем ничтожный средний. И тут очень сложно оценить объем знаний, который каждый может усвоить, и потом еще добиться того, чтобы ученик понял, потренировался, повторил и не забыл через непродолжительное время.

В-четвертых, найти время и силы вести разговоры на отвлеченные темы, не только строго по программе. Помню, что это было очень важно – когда учителю было интересно просто говорить с нами. Ну, может не говорить, но рассказывать – игра была большей частью в одни ворота. И это тоже нужно уметь – говорить с людьми, которые если слушают – то и то спасибо.

Collapse )