Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

cup

эволюционное отбросы

Попросили у нас тут почитать Пелевинские «Числа». Сразу не нашел, вот только сегодня. Открыл и как-то втянулся. В частности прочитал:

«... в стране начался процесс, который западные социологи называют парадигматическим сдвигом. Как и все эпохальные перемены, он происходил незаметно, словно бы в каком-то другом измерении, и люди узнали о нем постепенно, по множеству мелких черт, каждая из которых сама по себе могла ничего не значить».

Вот да, по множеству мелких черт. И если применить это правило к т.н. концу света...Collapse )
cup

Вспоминая о мире на берегах Огурцовой реки

Хорошо, что они такие маленькие. Игрушечные. Сложные ровно настолько, чтобы мир ожил. Каждому выдано лишь необходимое. У каждого свое увлечение, дело. Ты его делаешь – и тебе не скучно. Всё остальное просто появляется. Нет, по грибы еще ходят, овощи собирают, фрукты. Тут как раз пригодилось то, что маленькие – еды завались. Откуда появляется одежда, дома, металл, книги и прочее никого не интересует, детей вообще не интересуют лишние подробности, достаточно какой-нибудь отмазки. Спросил, получил ответ, успокоится. Вот малыш, вот малышка. Живут раздельно, отличаются одеждой и прическами, иногда ссорятся. Всё как в жизни. Другие города где-то есть, но о них знают лишь из книг. Все болезни лечатся йодом и касторкой. Потому что их (болезней) нет – лечение скорее в воспитательных целях. Дом, еда, общество, интересное дело – всё, для устойчивости мира больше ничего не надо. Но есть еще Незнайка. Зачем?

Как это у Пирсига? Статическое и динамическое качество. Незнайка – это и есть динамическое качество. Но какой от него толк? В своем мире от него нет никакого толка. Коротышки так бы и жили, погрузившись в свои увлечения. Оказалось бы мало – полетели бы на воздушном шаре. Потом – на Луну. Незнайка никак не помогает, его динамизм в этом мире без пользы. Но он нужен для более важного. Никто бы не стал читать книгу про мир, построенный исключительно на статическом качестве. Динамика Незнайки делает этот мир интересным для читателя, т.е. связывает его с чем-то высшим, потусторонним, с настоящим «потребителем» этого мира. Бессмысленный у себя дома – он критически важен для книги. Как это у Ко? «Если у каждой живой души есть свое Предназначение, то смешно и подумать, что степень его значимости имеет хоть какое-то отношение к шкале общечеловеческих ценностей». Тот самый случай.

Так какой он, Незнайка?

Collapse )
cup

что может быть столь прекрасно, как сила тяжести

«... Эта вселенная, в которой мы — не более чем песчинка, есть расстояние, положенное Божественной Любовью между Богом и Богом. Итак, мы — точка на этой бесконечной дистанции, которую составляют пространство, время и механизм, который правит материей. Все, что мы называем злом, это лишь механизм. Бог сделал так, что Его благодать, проникая в самое сердце человека и оттуда просвещая все его существо, позволяет ему без нарушения законов природы ходить по водам. Но когда человек отводит взгляд от Бога, он становится подвластным силе тяжести. Он еще думает, что может хотеть и выбирать, однако на самом деле он становится просто вещью, — не более чем обычный камень, который падает. Приглядевшись поистине внимательно к человеческим душам, к человеческим сообществам, мы увидим, что везде, где отсутствует действие сверхъестественного света, все подчиняется механическим законам, столь же слепым и столь же точным, как законы падения тел. Знание об этом благотворно и, более того, необходимо. Те, кого мы называем злодеями, — это лишь куски черепицы, сорванные с крыши сильным ветром и падающие куда попало. Их единственная вина заключается в том первоначальном выборе, сделав который, они обратились в черепицу.

Collapse )
(Симона Вейль, «Любовь к Богу и несчастье»)
cup

маленький принц

Давно не перечитывал Сэлинджера. Что бы выбрать? «Над пропастью во ржи» что ли? Ничего уже толком не помню. Ну вот, в процессе. Поначалу было конечно странновато. Знаю, что Райт-Ковалева его заметно смягчила (переписала по-своему), и эта попытка найти приемлемые аналоги ругательствам привела к тому, что текст кажется уж слишком архаичным. Не знаю, говорил ли так кто-то в шестидесятом, но теперь уж так точно никто не говорит. Но вот плохо ли это? Можно ли это как-то изменить? Есть вроде новые переводы, но что-то не хочется даже пробовать. Так не только не говорят, кажется так уже и не думает никто. Так что пусть эти архаичные переживания будут выражены этим устаревшим языком. Я понимаю, и хорошо.

И вот пока читал, не покидало ощущение, что Холден Колфилд это тот же Маленький Принц, только не в сказочном антураже, а просто в Нью-Йорке. Вывалился из очередной школы-планеты, бродит среди людей и ведет странные разговоры, задает вопросы, не имея никакой ясной цели. Просто сбежал и пробует мир на вкус. Понятно, что вкус не очень. Молодость имеет конечно свои преимущества. Я вот не смог бы так непрерывно брюзжать и ругаться. Как-то это выглядело бы жалко, хотя конечно очень хочется. Ну вот, в его исполнении это выглядит мило. И, в общем-то, все претензии справедливы. Но самое главное, что ему все-таки очень многое нравится, а все эти уродства он стоически сносит и даже готов в них погрузиться, хоть и только для опыта.

Collapse )
cup

взгляд на вещи

«... Я знаю юношей, сыновей и внуков выдающихся людей, которым, когда они были еще на школьной скамье, их наставники толковали о душевном благородстве и нравственной безупречности. Положим, им не о чем стараться забывать, они могли бы опубликовать все, что они говорили, и подписаться под этим, но они люди жалкие, наследники доктринеров, их мудрость негативна и бесплодна.
Мудрость сама в руки не дается, ее нужно открыть, пройдя путь, который никто другой не может пройти за тебя, не может тебя от него избавить, ибо это взгляд на вещи. Кем-либо прожитая жизнь, которой вы восхищаетесь, образ действий, который представляется вам благородным, не были предуказаны ни главой семьи, ни наставником».

(Марсель Пруст, «Под сенью девушек в цвету»)

Интересно про негативную и позитивную мудрость. Мудрость, которая велит чего-то не делать, ее сравнительно легко перенять. Это как заучить урок. Мудрость, которая велит что-то делать, ее перенять невозможно. Более того, наверняка ее нельзя достичь и через негативную мудрость. Только учась на своих ошибках можно прийти к своим же успехам. Так что негативная мудрость закрывает путь к мудрости позитивной.

Collapse )
cup

томсад #18

Долгий тоскливый день. У мамочки в отделе подружка покончила жизнь самоубийством, выпила уксусную эссенцию. И это был день похорон. За окном шел дождь, солнце будто и не вставало. Сидел в сумерках за письменным столом и почему-то не мог оторвать взгляд от высокой хрустальной вазы, сиреневой такой, с хитрыми насечками. Времени уже четыре часа, а мамочки все нет. Наконец пришла. Стянула коричневые резиновые сапоги, все в разводах налипшей глины. Попросила меня сполоснуть, а сама устало побрела в комнату. Взял их двумя пальцами, подержал под струей воды, стараясь не касаться кладбищенской глины. В голове крутилась мысль про трупный яд, мне казалось, что эта глина им пропитана. Потом тщательно вымыл руки.
cup

томсад #17

Это было что-то вроде тайного ордена, три подружки и я. Постепенно мы стали этакими служителями культа, жили в параллельной реальности, которую сами же и выдумывали. Или уже не совсем выдумывали? Но тогда какая-то свобода выбора еще была. И вот я решал, сколько же продлится эта служба? Почему-то казалось, что это не может быть навсегда, если у этого мира нет края в пространстве, то должен быть край во времени. Цифра семь была некой осью, вокруг которой закручивалась спираль истории. Это что же, до семи лет? Нет, уже так скоро, всего два года... Тогда семнадцать? Это было так далеко, что казалось бесконечностью. Да... что называется, бесконечность может оказаться недостаточной для чего-то реального. И я хорошо помню этот день, когда мне исполнилось семнадцать. Было некое головокружение, невесомость. И видимо для того, чтобы как-то прижать себя к земле, мы с друзьями сбежали из школы, пришли ко мне домой и соревновались в поднятии гирь. И никто не знал, что я теперь живу совсем в другом мире.