Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

cup

на волнах мелких злодейств

«... Атеистический материализм непременно революционен, поскольку, раз уж в качестве ориентира выбрано абсолютное благо в мире сем, его придется разместить в будущем. И тогда, чтобы такой скачок оказался возможным, нужен посредник между будущим совершенством и жалким настоящим. Этим посредником оказывается лидер: Ленин и т.д. Он непогрешим и совершенно чист. Проходя через него, зло становится добром.

Collapse )
(Симона Вейль, «Тяжесть и благодать»)
cup

цепочка причин

«При известной степени самопознания и при других благоприятствующих наблюдению за собой условиях неизбежно будешь время от времени казаться себе отвратительным. Любой критерий хорошего – сколь различны бы ни были мнения на сей счет – будет представляться слишком высоким. Придется признаться себе, что ты являешься не чем иным, как крысиной норой жалких задних мыслей. Даже малейший поступок будет зависим от этих жалких мыслей. Эти задние мысли будут такими грязными, что, анализируя свое поведение, не захочешь даже продумать их, а ограничишься взглядом на расстоянии. Эти задние мысли будут обусловливаться не каким-то, скажем, корыстолюбием, – корыстолюбие по сравнению с ними покажется идеалом добра и красоты. Грязь, которую обнаружишь, будет существовать во имя самой себя, ты познаешь, что явился на этот свет насквозь пропитанный ею, из-за нее же, неузнанный или слишком хорошо распознанный, отойдешь в мир иной. Эта грязь будет самым глубинным слоем, которого только можно достичь, но этот самый глубинный слой будет состоять не из лавы, а из грязи. Она будет началом и концом, и даже сомнения, которые породит самоанализ, очень скоро станут столь же вялыми и самодовольными, как свинья, валяющаяся в навозной жиже».
(Франц Кафка, дневники и письма, февраль – май 1915 года)

И в то же время:

«Иметь человека, который понимал бы тебя, – это значило бы иметь опору во всем, иметь бога».
(Франц Кафка, дневники и письма, 1915)

Collapse )
cup

правильный путь

«Сверх всего остального, таким образом можно приобрести добродетель смирения – сокровище бесконечно более драгоценное, чем школьные успехи. В этом отношении видение собственной глупости, может быть, даже более полезно, чем видение греха. Сознание греха дает нам понять, что мы плохи, – и этим, некоторым образом, пользуется гордость. Когда же мы насильно принуждаем себя остановить взгляд – не только глаз, но и души – на работе, проваленной самым глупейшим образом, мы понимаем с непреодолимой очевидностью, что мы – просто бездарны. Нет познания более полезного. Если мы всей душой достигнем познания этой истины, значит, мы твердо встали на правильный путь».
(Симона Вейль, «Размышления об использовании учебных занятий в воспитании любви к Богу»)

Это конечно загадочная вещь – видение собственной глупости. Ну, когда там задачку не решил или чего не понял вроде этого – это ладно. Тут глупость признать легко. Но «про себя» кажется каждый верит, что он ПОНИМАЕТ. А если не понимает – то это абсурд. Но жить с чувством, что ты не понимаешь каких-то вещей про жизнь... Ведь «не учите меня жить» на этой вере и основано. Я и так знаю, а если не знаю – то и знать нечего, такой уж абсурдный этот мир (общество, ближние).

Collapse )
cup

так и должно было быть

«Тишина внешне однообразна. Но когда действительно молишься, находишь в ней новую и новую глубину, приобщаешься к вечности, в которой всё всегда ново. Пребывая в настоящем, здесь и сейчас, мы стоим у порога бытия, в глубины которого Отец посылает свет, истину, премудрость, мир. Так Он отражается в наших душах, сотворенных по Его образу и подобию».
(Томас Мертон, «Одинокие думы»)

Collapse )
cup

одна и та же мысль

«Если мы находим полноту радости в мысли, что Бог есть, нужно найти такую же полноту в осознании того, что нас самих нет, потому что это одна и та же мысль. Донести такое осознание до нашей чувственности могут лишь страдание и смерть».
(Симона Вейль, «Тяжесть и благодать»)
cup

осажденная крепость

«Сознание — это понятие, имеющее относительно короткую историю, которая начинается с 1650-х годов. В колледже Святой Хильды преподавала известный философ Кэйти Уилкс, которая отметила, что 90% языков на планете не имеют слова «сознание». Естественно, в этом контексте вопрос о важности изучения этого понятия выглядит сомнительно, но причины есть.

У истоков современного представления о сознании стоял Декарт, в 1650 году разрушивший все предшествующие представления об устройстве человеческого мироощущения своим концептом когнитивного сознания. Знаменитая идея Декарта заключается в том, что тело протяженно в пространстве, состоит из частей и, значит, может быть разделено. Разум не имеет пространственной привязки и не может быть разделен. Это представление легло в основании проблемы тела и разума. Сознательный опыт – одна из плоскостей современного осмысления проблемы тела и разума».

(Томас Метцингер, «Сознание человека и машин»)

Collapse )
cup

неведомым

«Если бы я была убеждена, что Бог посылает мне боль целенаправленно и ради моего же блага, тогда я считала бы себя чем-то и мне неведомым осталось бы основное назначение боли, которое состоит в том, чтобы дать мне понять, что я – ничто».
(Симона Вейль, «Тяжесть и благодать»)
cup

пройденное

Морис помотал головой. Не помогло. Еще с ночи привязалась песенка и теперь надоедливо крутилась, путалась в мыслях, жужжала фоном. «... Лучшее конечно впереди», – пропел Морис вслух, пытаясь передразнить невидимого певца. Ох уж это «впереди»! Морис никогда не смотрел прямо, в упор. И уж конечно, не заглядывал в будущее. Гадалок обходил стороной, да и Жоржетта была удивлена, когда поняла, что он не знает, какого цвета у неё глаза. Какие глаза! Морис осмеливался только бросать на неё короткие взгляды, будто она сновидение, и под пристальным взглядом может превратиться во что-то невообразимое. Морис любил её как облако, в которое можно было иногда погрузиться. Там не было ни впереди, ни сзади, там было только вокруг. Находясь в этом кружении запахов, шелеста, вспышек света и провалов тьмы, в этом нескончаемом дробном прикосновении, он и сам не понимал – не вверх ли он ногами, не летит ли, всё ускоряясь, к земле? Нет, облако плавно плывет по синему морю небес, будто птица раскинула крылья и чуть поддерживает его кончиком своего пера.

Collapse )